aif.ru counter

«Свою мечту я уже сыграл». Актёру Пятого театра Борису Косицыну - 50 лет

Все материалы сюжета Омск - театральная и творческая столица

Круглая дата для многих - повод подвести некоторые итоги и наметить планы на будущее.

Султан в исполнении Бориса Косицына даже поёт лёжа.
Султан в исполнении Бориса Косицына даже поёт лёжа. © / Омский государственный драматический «Пятый театр»

Не избежал этого  и актёр омского Пятого театра Борис Косицын. Он рассказал корреспонденту «АиФ в Омске», какой из него вышел гусь, каково стоять у истоков создания театра и насколько наивны дети.

Диктат оправдан

Светлана Казанцева, АиФ в Омске: Борис Олегович, ваша юность пришлась на беспокойное время перестройки и развала СССР. Как происходил поиск себя и становление актёра Косицына?

Борис Косицын: После школы думал поступать в какой-нибудь мос­ковский театральный вуз, но оказался в Новосибирске. Будучи школьником, занимался в театральной студии Светланы Жиденовой во Дворце культуры им. Малунцева. И к нам приехал педагог из Новосибирского театрального училища Александр Зубов, чтобы отобрать перспективных ребят. Я оказался в числе замеченных мастером. Так и уехал в Новосибирск. Творческие туры на поступлении сдал легко и был убеждён, что прошёл. Когда все кинулись к спискам поступивших, я сидел в сторонке и играл в шахматы - настолько был в себе уверен.

Оказался на курсе режиссёра Михаила Резниковича, который приехал из киевского Национального академического театра русской драмы имени Леси Украинки и возглавил новосибирский театр «Красный факел». Я отучился у Резниковича два года, так как режиссёр­ вернулся в Киев, и это была  короткая, но серьёзная школа. После занятий в училище мы шли в театр и занимались, как мы это называли, психофизическим тренингом: это и сценическое движение, и ритмика,  много ещё чего, до середины ночи. Репетировали какие-то сценки, пока не валились с ног от усталости. Мы танцевали рок-н-ролл по полтора-два часа без перерыва, и некоторые до того изнемогали, что танцевали на коленях, потому что не могли стоять.

- Не слишком жёстко действовал педагог?

- Жёстко. Тренингом с нами занимался Андрей Жолдак, сейчас это известный режиссёр. Если что не так, парней ставил на кулачки отжиматься по 50 раз, девушки приседали на одной ноге. За пять часов тренинга получалось 500-600 отжиманий. Но думаю, такая диктатура была полезной.

- О сцене мечтали с детства?

- С восьмого класса, но не мечтал - просто думал. Сначала я хотел быть, как папа, энергетиком, потом загорелся идеей стать егерем, затем следователем. В школе неожиданно оказался на сцене: читал стихи, пел, принимал участие в театральных постановках. А в 10-м классе подумал: почему бы не стать артистом? И стал им. Возможно, будь у меня другое стремление, я также воплотил бы его в жизнь. В юности не всегда просчитываешь последствия своих желаний.

- Вы поступили на службу в новорождённый Пятый театр, без материальной базы, творческих наработок, традиций. Каково это - быть у истоков создания театра?

- В 1990 году я окончил училище, показался в омскую драму, ТЮЗ, но вакансий не было, поэтому год подрабатывал на предприятии. Кстати, неплохо зарабатывал, но душа просила другого. Пятый театр был создан в 1991 году, нас было всего девять артистов. Родоначальник театра, его первый художественный руководитель Сергей Рудзинский мне честно сказал: «У нас сейчас нет осветителей, радистов, монтировщиков, поэтому пока посиди на звуке, а там видно будет». Я какое-то время посидел, а потом мы начали репетировать сказку «Поющий поросёнок», в которой я получил роль волка. И всё завертелось.

13 мая 1991 года я официально поступил на службу в Пятый театр. Прошло 28 лет, и я могу сказать: горжусь, что стоял у истоков. Мы вместе с моими коллегами прошли многое, и я рад, что пронесли нашу дружбу через годы.

- В чём фишка Пятого театра?

- Фишек много, одна из них - наша ансамблевость. На фестивалях нам за это давали награды, дипломы. Мы были единомышленниками, соучастниками создания спектаклей. Сейчас ансамблевость стала проявляться в меньшей степени, что иногда огорчает.

- Вы сотрудничали со многими режиссёрами. Кто оставил наиболее яркий след в вашей душе?

- Каждый режиссёр - это отдельный мир, и не с каждым интересно работать. К примеру, кто-то даёт полную свободу творчества в создании образа, а есть диктаторы сцены. Сейчас актёры более самостоятельны в плане создания психологической составляющей своих персонажей, режиссёры только формируют рисунок спектакля. Раньше каждый образ был результатом совместной работы артиста и режиссёра. В этом плане мне безумно нравилось работать с Анатолием Праудиным - он поставил на сцене Пятого театра спектакль «Чудаки» по Горькому, булгаковскую «Зойкину квартиру» и «Женитьбу» Гоголя. Я был занят в этих постановках, но «Женитьба» стала любимым спектаклем - сбылась моя мечта сыграть экзекутора Яичницу.


«На сцене не должно быть фальши. Работать нужно честно, чтобы не было потом мучительно стыдно».


- Это художественные спектакли, но вы ещё заняты в экспериментальной постановке «Про город»…

- Может, и экспериментальной, но это не значит, что спектакль не художественный. Сначала я был настроен скептически. Когда мы прочитали пьесу - она всем понравилась, а стали репетировать - что-то не сходится. Многое переделали, что-то досочиняли. Мне спектакль нравится, и зрителям  тоже.

Для детей и не только

- В репертуаре театра есть детские сказки. Вам нравится играть для детей?

- Много лет я отказывался играть в детских спектаклях, но однажды пришлось - в «Путешествии Нильса с дикими гусями». Оказалось, люблю сказки! И понеслось. Сначала сыграл гуся Мартина, затем появились воевода Полкан в спектакле «Летучий корабль», султан в «Восточной сказке». Детские спектакли - источник положительных эмоций.

- Для детей играть сложнее, чем для взрослых?

- Не думаю. Дети чисты и наивны, они верят в то, что видят. К примеру, мой сын долго верил в Деда Мороза, причём я сам приходил к нему в этом образе. Только когда он стал уж очень пристально и недоверчиво посматривать на меня, пришлось просить «дедморозить» своих коллег, чтобы не рушить веру в сказку.

- Только для сына были Дедом Морозом?

- Нет, я Дед Мороз со стажем: 28 лет новогодних утренников в детских садах. Физически это тяжёлый труд, но взамен получаешь заряд положительной энергии, и всё остальное становится неважным.

- Сын не желает создать актёрскую династию?

- Категорически нет. Ивану сейчас 11 лет, и он твёрдо уверен, что станет физиком-ядерщиком.

Никакой скуки

- Вы успели сняться в кино - в фильме «Так сложились звёзды»…

- Да, у режиссёра Снежкина. И это было смешно. Три дня снимался - в фильме остался маленький, но нервный эпизод. Я играл одного из членов правительства. Съёмки шли в Караганде. По сюжету члены правительства приехали на митинг - нам нужно было выйти из машины и пройти к сцене сквозь разгорячённую толпу. И когда мы шли, меня вытеснили в сторону - в людскую массу…

Знаете, страшно. Понимаю, что  съёмки, всё понарошку, но в тот момент ощутил, насколько опасной может быть неуправляемая толпа. Фильм вышел в прокат, всё закончилось хорошо, я получил неплохой гонорар.

- Есть роль-мечта?

- Свою мечту я, пожалуй, уже сыграл. Это господин Яичница в «Женитьбе». На мой взгляд, я её хорошо сделал. И образ Аметистова получился интересным, были замечательные сцены с Ларисой Гольштейн и Сергеем Зубенко (спектакль «Зойкина квартира». - Ред.). Мне как артисту было интерес­но создавать эти образы. Роль султана вообще сказочная - давно мечтал о такой.

Когда работали над постановкой, наш художественный руководитель Никита Гриншпун спросил меня, как буду решать роль, и я ответил: «Лёжа». Со мной не согласились, но в результате вышло по-моему - султан в основном лежит, практически не двигается, а Евгений Фоминцев и Сергей Худобенко, да и остальные молодые артисты «крутятся на пупе». Мне это нравится.

Досье
Борис КОСИЦЫН. Родился 10 июня 1969 года в Омске. В 1990 году окончил Новосибирское государственное театральное училище, с 1991 года - актёр Пятого театра. За 28 лет работы сыграл более чем в 20 театральных постановках. Номинант национальной премии «Золотая маска» в числе участников спектакля «Чудаки» М. Горь­кого (роль Николая Потехина) в постановке Анатолия Праудина. Актёрские работы Бориса Олеговича отмечены различными наградами регионального и федерального уровня.

- Как долго длится работа над образом?

- Как правило, работа над образом не прекращается и после премьеры, роль обрастает подробностями и импровизациями.

- Что значит для театра идти в ногу со временем? Как актёру остаться на волне современности, не устареть?

- Классический театр, к которому все привыкли, исчезает. Сейчас театр пытается найти новые точки соприкосновения со зрителем, чтобы остаться интересным. Но было бы хорошо, находя что-то новое, не отказываться совсем от старого. А задачей актёров было и остаётся делать нескучные спектакли, чтобы зритель не засыпал - это главное.

- Лучший отдых - смена деятельности. Как отдыхаете?

- Лежу на диване (Смеётся.) Люблю путешествовать, сплавляться на лодках с коллегами-актёрами, рыбачить, ходить в походы. А ещё у меня есть дача, на которой тоже люблю бывать. Отдыхаю душой, когда что-то ремонтирую, строю, поливаю. Актёрская профессия тяжела физически, психологически, нужно уметь вовремя выйти из роли. К сожалению, это не всем удаётся. У меня получается - стою и поливаю из шланга клумбы и грядки.




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета Газета
Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Как часто в подъезде многоквартирного дома должны мыть окна и перила?
  2. Какие задачи решаются в рамках судебной почерковедческой экспертизы?
  3. Можно ли сдать ненужные банки на стеклотару?
  4. Имею ли я право на выплату по случаю потери кормильца?
  5. Как узнать срок поверки счётчика?
Считаете ли вы необходимым защититься от клещевого энцефалита с помощью прививки?