aif.ru counter
Ольга ЕМЕЛЬЯНОВАВиктор Старцев 563

«Мёртвые души» Омска: зачем нам памятник Библии и кто охраняет бюсты Ленина

Все материалы сюжета 300-летие Омска

В юбилейный для Омска год внезапно оказалось, что городу с 300-летней историей не хватает памятников. А те, которые есть, вызывают столько вопросов, споров и недоумений, что голова идёт кругом.

И деревянные особняки, и памятники вождю охраняются государством.
И деревянные особняки, и памятники вождю охраняются государством. © / Александра Горбунова / АиФ

Одной из самых обсуждаемых тем за последний месяц стала установка памятника основателям города, на который омичам откровенно предложили скинуться. Стоимость десятиметрового монумента из шести фигур - 45 млн руб. Омичи доставать кошельки не торопятся, крутят пальцем у виска и считают инициативу, по крайней мере, странной, поэтому из всей необходимой суммы в наличии только 401 тыс. руб. Причём 300 тыс. руб. пожертвовал один из депутатов Госдумы, остальную часть собрали независимые СМИ. Вопрос о том, почему о памятнике основателям Омска задумались за несколько месяцев до юбилея, а не за несколько лет, повис в воздухе.

Недавно свой памятник захотели и лётчики-ветераны, предложив поставить на Космическом проспекте семиметровую стелу. 3,5 млн руб. на монумент авиаторам также предлагается собрать со спонсоров и особой категории граждан, именуемых не иначе как «неравнодушные омичи». И ладно бы авиаторы, недавно активисты предложили установить в городе памятник… Библии.  Что происходит с нашими монументами и объектами культурного наследия, «АиФ в Омске» выяснял накануне 18 апреля – Международного дня памятников и исторических мест.

Где бывал Чехов   

Трепет к объектам культурного наследия испытывают далеко не все омичи. Старинный дом под №1 по улице Суровцева местные жители… разобрали по брёвнам. Тех, кто разрушил здание, где помещался штаб восстания 22 декабря 1918 года, теперь ищет полиция, возбуждено уголовное дело. Брёвна же, по всей видимости, растащили люди из близлежащего частного сектора – в хозяйстве пригодится. Эксперты отмечают, что очень уж добротный стройматериал использовался при возведении старинного дома. По словам Виктора Лапухина, регионального министра культуры, памятник будут восстанавливать в течение 2017-2018 годов. Если же виновных найдут, то максимальное наказание для них – лишение свободы на срок до 3 лет. Сейчас городская администрация, в чьей собственности и был объект, должна разработать проектную документацию по реконструкции здания.  

В регионе насчитывается более 2 тыс. объектов культурного наследия. Фото: АиФ/ Александра Горбунова

Всего же на территории Омской области насчитывается 2116 объектов культурного наследия, ещё 249 относятся к категории выявленных, которые ждут своего включения в единый реестр. Реестр периодически пополняется, и самый яркий пример этого – «Омская крепость», звёздный час которой настал только несколько лет назад. Чтобы тот или иной объект был удостоен подобной чести, необходима историко-культурная экспертиза. Если решение положительное, то региональный минкульт издаёт соответствующий приказ. А вот обратный процесс, то есть «разжалование» объекта и его исключение из реестра, возможно только через правительство РФ в двух случаях: физическая утрата и утрата историко-культурного значения. На бумаге всё это прописано, но вот с практикой как-то не сложилось. В регионах страны таких «мёртвых душ» тысячи, но все попытки  исключений из списка даже при инициативе регионов стопорятся на уровне федерального Минкульта. Вот и получается, что какого-нибудь исторического места может даже не быть в физическом смысле, но оно будет существовать на бумаге. Так, например, в Омске уже много лет есть такой объект культурного наследия - место переправы Антона Павловича Чехова через Иртыш по пути его следования на остров Сахалин. Парадокс: где конкретно находится это место и есть ли оно вообще – никто (!) не знает, но учётная карточка на него имеется.

Исторический «компот»  

Ситуация с объектами культурного наследия не только в Омске, но и во всей стране напоминает запутанный клубок из обещаний властей страны Советов. Дело в том, что в 1980-90-х годах во всех регионах на охрану массово ставили тысячи зданий, памятников, исторических мест, хоть как-то попадавших под критерии значимости и нужности. Предполагалось, что в дальнейшем на все объекты, поставленные на госохрану, федеральный бюджет выделит финансирование для реставрации. Денег в регионах так никто и не увидел, а памятники в реестрах остались на веки вечные. Причём из объектов получился настоящий исторический «компот»: здесь не только мифические места переправы известных писателей, но и все (!) без исключения монументы Ленину на территории региона, а также археологические памятники.

Удивительно, что на все эти многочисленные объекты приходится всего лишь шесть сотрудников министерства культуры, которые и следят за их сохранностью. Не совсем понятное определение «государственная охрана» подразумевает ограничения на действия с такими объектами. Говоря простым языком, ремонтировать здания-памятники могут только организации, имеющие лицензию на проведение таких работ, а не бригада разнорабочих по объявлению. Такие дома нельзя просто так взять и покрасить, необходимо составлять проектную документацию, а это – дополнительные затраты. То есть любые действия с такими объектами нужно согласовывать с минкультом. Государство же не обязано вкладывать деньги в их реставрацию или содержание. В нашем регионе федеральный бюджет выделяет средства только на реставрации объектов культурного наследия федерального значения. Их у нас 1216 и практически всё это, за исключением 9 зданий и одного монумента, археологические объекты. Так, например, в 2008 году на ремонт Кадетского корпуса выделено 100 млн руб. из федерального бюджета, сейчас за деньги столицы приводят в порядок здание Спасской церкви в Таре. Памятники регионального значения реставрируются за счёт средств областного бюджета, которого, разумеется, на всё не хватает. Причём деньги требуются не только на одну реставрацию, но и на документы. Например, установление зоны охраны объекта. Если таких границ нет, то, по сути, рядом с объектом культурного наследия можно построить хоть небоскрёб в сто этажей. Хороший пример этому – самострой на улице Бударина, который снесли в частности из-за того, что у рядом стоящих исторических объектов были временные охранные зоны. И вся историческая часть Омска такие временные границы также имеет.  

Историческое здание Казачьего колледжа по ул. Пушкина. Фото: АиФ/ Александра Горбунова

Что касается различных проверок в регионе, то они разделяются на плановые и внеплановые. С внеплановыми ситуация парадоксальная. Обычно их устраивают по жалобам граждан, но если сам чиновник из министерства культуры увидит, что, к примеру, на каком-то памятнике архитектуры меняют окна, а он знает, что никакого разрешения на эти действия нет, сделать ничего может. Необходимо будет найти общественников, которые обратились бы в министерство с письменной жалобой. В противном случае нет оснований для проверки. Омичи подобные жалобы в минкульт отправляют довольно часто, что помогает властям обращать внимание на определённые болевые точки. В основном люди жалуются на неудовлетворительное состояние объекта или на то, что на каком-нибудь памятнике архитектуры ведутся сомнительные ремонтные работы.


Ответственность за памятники

несут местные администрации.


Ситуация с монументами в регионе тоже непростая. Те же памятники Ленину по документам бесхозные, ни на чьём балансе они не стоят. А если прав собственности нет, то и претензии по их сохранности предъявлять некому.  Существует только постановление мэра Омска от 2001 года, которое закрепляет все монументы по административным округам, в которых они находятся. Поэтому бремя ответственности за памятники сейчас несут местные администрации. 

От редакции. В последние годы в стране стали появляться бизнесмены, которые занимаются реставрацией памятников архитектуры за свой счёт. Платят деньги за проведение экспертизы, заморачиваются разработкой проектной документации и получением необходимых согласий в министерствах культуры… Государство же, взамен этого, передаёт им здание в аренду за 1 руб. сроком на 49 лет. С одной стороны, инициатива благая и, давайте признаемся честно, без неё многие памятники деревянного зодчества превратились бы в руины. С другой стороны, инициативу в штыки восприняли многие фанатичные поклонники руин. Дескать, то, чем занимаются бизнесмены – это уничтожение объектов культурного наследия. Но, простите, уважаемые защитники исторического облика, давайте отделять котлеты от мух. Руины Колизея – это одно, а памятники деревянного зодчества Омска – другое, и это несопоставимо. Если к первому хочется прикоснуться, чтобы ощутить дыхание прошлых веков, то  несчастные деревянные омские памятники архитектуры хочется скорее отреставрировать, чтобы они не развалились от старости. К слову, на омского бизнесмена, восстановившего дом-памятник по ул. Чкалова,40 даже заводили уголовные дела. В итоге проверки показали, что экспертизы проведены правильно, никаких нарушений нет. Сейчас бизнесмен занимается тем, что восстанавливает два дома - памятника архитектуры по ул. Красных зорь. И хочется верить, что в этом случае инициатива не будет наказуема.

 

Бумажные препятствия  

Олег Плющаков, начальник управления по сохранению и государственной охране объектов культурного наследия министерства культуры Омской области:

Олег Плющаков

- На первый взгляд кажется, что Омск, с его 300-летней историей, должен иметь огромное количество объектов культуры в сравнении с более молодыми городами. Но и в соседнем Новосибирске примерно такое же количество объектов, которые массово поставили на госохрану в 1980-90-х годах прошлого века. Хотя наш город с его историей своими архитектурными памятниками на фоне Новосибирска выделяется больше. Что касается основных сложностей минкульта, связанных с охраной памятников, то это бумажная работа, которую подразумевает закон. На оформление различных документов требуется огромное количество времени и сил: каждый объект должен быть с охранными границами территории, актами периодического осмотра, паспортом… И шестерых специалистов минкульта на эти цели мало. В других регионах существуют специальные управления, которые занимаются исключительно охраной памятников, у нас такого, к сожалению, нет.  

Ощутить время

Ефим Фрейдин, архитектор:

Ефим Фрейдин

Насколько важно сохранять памятники? Можно ответить формально: чтобы не нарушать федеральный закон, граждане РФ обязаны это делать. Практически безальтернативно. Неформально - память места, возраст города и прочие нематериальные штуки, связанные с материальными историческими зданиями - теми самыми памятниками - способ ощутить время. Можно почувствовать себя в городе XIX века, гуляя по Партизанской, можно побыть в начале XX века на Любинском или понаблюдать, как прокладывали Транссиб - рядом с железнодорожными мастерскими у вокзала или на улице Марченко, как строили в период первой советской пятилетки и где жил Туполев в ссылке… Это разные ощущения, иногда связанные с предками, разные города внутри одного. С другой, экономической точки зрения, памятники - это носители информации, сложившегося бренда, своей истории, которую, теряя памятник физически, нельзя компенсировать. Как их сохранить? Формально есть несколько видов действий, и ими занимается минкульт области: охрана, популяризация, сохранение наследия. Но этого недостаточно.

Можно почувствовать себя в городе XIX века, гуляя по Партизанской, можно побыть в начале XX века на Любинском или понаблюдать, как прокладывали Транссиб - рядом с железнодорожными мастерскими у вокзала или на улице Марченко, как строили в период первой советской пятилетки и где жил Туполев в ссылке…

Существует такой опыт, как Центр капитализации наследия, - группа экспертов в Москве обследовала несколько исторических усадеб, оценила подходы к реставрации и «упаковала» усадьбы программами развития - какие функции могут там быть, какие шаги совершить, какая прибыль появится у инвестора. Опыт остался экспериментом, но направление в работе с отдельными памятниками верное. Другая сторона медали - окружение, контекст. Реставрируя одно здание, необходимо повышать благоустроенность, качество среды вокруг - ремонтировать фоновую застройку, а главное, в дальнейшем грамотно содержать, поддерживать достигнутое хорошее состояние. Это возможно и при контроле качества работ, и при выборе долговечных материалов, устойчивых к нашему климату, подборе обученных кадров, разработке профессионального проекта реставрации. Третий аспект, который сейчас становится важным - отношение к наследию 1920-30-х и 1960-1980-х годов: периода раннего и позднего модернизма, которое заклеймили как «коробки». Оно родственно русскому авангарду, транслирует идеи конструктивизма - направлений в мировых искусстве и архитектуре, которые рождены в России. Следует повышать ценность и внимательно относится к уникальным и типовым постройкам этого времени, которые сформировали облик города - торговый центр «Омский», речной вокзал, Главпочтамт, Дворец пионеров, гостиница «Иртыш» и другие.

Дом по ул. Красных Зорь 1910 года постройки. Фото: АиФ/ Александра Горбунова

Проблема – в ментальности

Дмитрий Петин, кандидат исторических наук, главный архивист Исторического архива Омской области, доцент кафедры «Отечественная история» ОмГТУ:

Дмитрий Петин

- Вопрос сохранения памятников истории и культуры – одна из вечных проблем развития городов. Омск – не исключение. Многое в городе было уничтожено, снесено или варварски перестроено и в XIX веке, и в советские годы. И это всегда диктовалось требованиями жизни, ростом и развитием города. Сегодня ситуация не лучше, чем у пращуров. И вновь все объясняется упомянутыми причинами урбанистики. Проблема ведь не во власти, а гораздо глубже – где-то в русской ментальности. Вспоминается пресловутое: что имеем - не храним, потерявши плачем. Но постановка проблемного вопроса от того не меняется: спасти и сохранить то, что есть. И хорошо, что для этого в составе министерства культуры Омской области есть соответствующие надзорные структуры. А в нашем городе есть над чем работать. И это не только Любинский проспект с прилегающими окрестностями. Есть в городе объекты, полностью лишённые должного внимания и охраны. К примеру, в Омске сохранился уникальный историко-архитектурный комплекс – дореволюционный военный городок первой трети ХХ века, где самые ранние здания построены были в 1910–1916 годах, и они вполне могут претендовать на статус памятников архитектуры (а такового сегодня они не имеют). Комплекс этих зданий пока слабо изучен историками, причем состояние зданий ещё весьма неплохое. Но долго ли в России что-то утратить? Тогда и хвастать перед туристами будет нечем, и историки потеряют очередной объект изучения.

Кому нужны развалюхи?

Владимир Селюк, краевед, председатель общественной организации «Общество коренных омичей»:

Владимир Селюк

- У каждого есть какие-то вещи, оставшиеся от деда, прадеда – у меня вот, например, есть фотографии. Это самое дорогое для меня, если вдруг начнётся пожар дома, то вынесу их в первую очередь. Так же и с нашим городом: какой смысл справлять 300-летие, если мы не будем сохранять памятники? У нас масса памятников деревянного зодчества, можно хотя бы десять сохранить, и уже будет представление о том, каким был деревянный Омск. А кому нужны развалюхи в плохом состоянии? И так их вон сколько по городу стоит.

Что у нас делается для защиты памятников? Вот, например, мой музей – дом Кузьминых, государственное здание, памятник зодчества, внутри редчайшая выставка – богатейшая историческая коллекция. А его никто не ремонтирует, всем наплевать, памятники никому не нужны. И при этом ссылаются на то, что нет денег. Дом не ремонтируют, а ведь это памятник архитектуры, государственная собственность, за ним нужен соответствующий уход. Но ни копейки на реставрацию не дают! У дома такое состояние, потому что его ни разу не ремонтировали – протекает крыша, когда идёт дождь, все экспонаты заливает. Летом жарко, зимой холодно… но справляемся как-то, своими силами.

Памятники деревянного зодчества по ул. Успенского. Фото: АиФ/ Александра Горбунова

Кстати
В списке Всемирного наследия ЮНЕСКО, по данным на июль 2015 года, входил 1031 объект, из которых 802 являются культурными, 197 - природными и 32 - смешанными. Находятся они в 163 странах-членах Конвенции ЮНЕСКО об охране всемирного культурного и природного наследия. Интересно то, что Россия вошла в десятку стран, где больше всего бесценных памятников культуры и природных жемчужин. Также в лидерах по числу уникальных памятников - Италия, Китай, Испания и Франция, где находится 51, 48, 44 и 41 объект соответственно. Что касается нашей страны, то здесь 26 объектов, включённых в список Всемирного наследия. Это исторический центр Санкт-Петербурга, Московский Кремль и Красная площадь, Кижи, исторические памятники Новгорода, Владимира, Суздаля, Соловки, Троице-Сергиева лавра, озеро Байкал и другие.

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета Газета
Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Как прописаться в Москве?
  2. Как оформить отказ на выезд моего ребёнка за пределы РФ?
  3. Когда кино вновь станут показывать в Омской крепости?
  4. Может ли одинокий инвалид-колясочник получить достойный уход у себя дома?
  5. Можно ли хранить порох, если продал ружьё?
Считаете ли вы необходимым защититься от клещевого энцефалита с помощью прививки?